ООО "Климатическая Компания ЛИМ"
620142, г. Екатеринбург,ул. Степана Разина, д.16, оф. 207
e-mail: info@lim-climat.ru
тел.: (343) 253-08-37
факс: (343) 253-08-36

      Услуги

Экологическая безопасность

Отопление
Водоснабжение
Кондиционирование
Электроснабжение
Вентиляция
Холодильные камеры
Умный Дом
Встроенный пылесос

daiban

calc


















Экологическая безопасность

Решения Монреальского протокола (сентябрь 1987 г.), коренным образом изменили подход к традиционным озоноразрушающим хладагентам, и, начиная с 90-х годов на одно из первых мест вышел вопрос об опасности изменения климата и сохранения эмиссии парниковых газов, вызванной применением таких хладагентов.

В качестве альтернативы запрещенным к производству хладагентам Монреальским протоколом рассматриваются следующие классы веществ:

 

  • гидрохлорфторуглероды (ГХФУ);
  • гидрофторуглероды (ГФУ);
  • природные хладагенты — аммиак, диоксид углерода, вода, углеводороды.

 

  •  

Протокол вступил в силу с 12 января 1989 г. К нему присоединились 184 государства, в том числе и Россия.

Монреальский протокол установил жесткие экономические ограничения не только на производство и применение ХФУ (хладагенты R12, R502, R11 и другие), но и на торговлю, экспорт и импорт любой холодильной техники, работающей на данных хладагентах. Мощным движущим фактором отказа от озоноразрушающих хладагентов служит также внутреннее государственное регулирование. Так, в странах ЕС производство этих хладагентов прекращено уже с января 1995 г.

По степени озоноразрушающей активности озонового слоя Земли галоидопроизводные углеводороды разделены на три группы:

  •  
  • refrigerantsхладагенты с высокой озоноразрушающей активностью — это хлорфторуглероды (ХФУ) R11, R12, R13, R113, R114, R115, R502, R503, R12B1, R13B1 (или, по международному обозначению, CFC11, CFC12, CFC13 и так далее) и другие;
  •  
  • хладагенты с низкой озоноразрушающей активностью — это гидрохлорфторуглероды (ГХФУ) R21, R22, R141b, R142b, R123, R124 (или, по международному обозначению, HCFC21, HCFC22, HCFC141b и так далее) и другие, в молекулах, которых содержится водород. Для этих веществ характерно меньшее время существования в атмосфере по сравнению с ХФУ, и, как следствие, они оказывают меньшее влияние на разрушение озонового слоя. Ряд многокомпонентных смесей, предлагаемых в качестве альтернативы ХФУ, содержат в своем составе ГХФУ, например, R401A, R402A, R406A и другие Согласно решению Венской конвенции, производство хладагентов группы ГХФУ должно быть прекращено к 2030 году;
  • хладагенты полностью озонобезопасные, не содержащие атомов хлора (фторуглероды ФУ (FC), гидрофторуглероды ГФУ (HFC), углеводороды (НС) и другие). Таковыми являются хладагенты R134, R134a, R152a, R143a, R125, R32, R23, R218, R116, RC318, R290, R600, R600a, R717 и другие.

На международном совещании в Копенгагене (в ноябре 1992 г.) участниками Монреальского протокола (141 страна) было принято решение о прекращении производства озоноопасных хладагентов R11, R12 и R502 с 1 января 1996 г. На 1 января 1994 г. выпуск соединений ХФУ составлял, в соответствии с Монреальским протоколом, только 25% от выпуска 1989 г.

В 1991 году представители 163-х стран приняли Лондонскую поправку к Монреальскому протоколу, по которой ужесточены сроки, предусмотренные Монреальским протоколом, а в список запрещенных веществ добавлены галлоны, четыреххлористый углерод и метил-хлорофоры.

В 1997 году 80 стран одобрили Монреальскую поправку, предусматривающую создание глобальной системы лицензирования экспорта и импорта озоноразрушающих веществ.

В 1999 году принята Пекинская поправка, одобренная 34 странами, согласно которой введены меры регулирования поэтапного сокращения производства ГХФУ, а также ХФУ и галлонов для удовлетворения потребностей развивающихся стран.

Россия в 2004 году подписала Копенгагенскую, Монреальскую и Пекинскую поправки к Монреальскому протоколу 1987 года.

В ряде стран уже запрещено применение ГХФУ. Так, Швеция запретила применение ГХФУ в новом оборудовании с 1 января 1998 года и обслуживание серийного оборудования — с 1 января 2002 года, Дания — с 1 января соответственно 2000 и 2002 гг. В Италии с 31 декабря 1999 года законодательно запрещено производство, импорт и экспорт ГХФУ. США планируют отказаться от R22 и R123 с 2020 г.

В России действует ряд постановлений Правительства, в частности, постановление от 24 мая 1995 г. №526 "О первоочередных мерах по выполнению Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой", содержащее программу перехода промышленности на производство и применение озонобезопасных веществ, построенную на общепринятых в мире принципах.

Постановлением Правительства РФ №563 "О регулировании ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции" запрещается экспорт озоноразрушающих веществ (ОРВ) и содержащей их продукции в страны, не подписавшие Монреальский протокол.

ozone_hole_eskes_2000Россия к моменту принятия Монреальского протокола находилась в числе крупнейших мировых производителей и потребителей озоноразрушающих веществ. Пик их производства в России пришелся на 1990 г. и составлял тогда 20% мирового уровня. Выполняя принятые на себя обязательства по ются хладагенты R134, R134a, R152a, R143a, R125, R32, R23, R218, R116, RC318, R290, R600, R600a, R717 и другие.

На международном совещании в Копенгагене (в ноябре 1992 г.) участниками Монреальского протокола (141 страна) было принято решение о прекращении производства озоноопасных хладагентов R11, R12 и R502 с 1 января 1996 г. На 1 января 1994 г. выпуск соединений ХФУ составлял, в соответствии с Монреальским протоколом, только 25% от выпуска 1989 г.

В 1991 году представители 163-х стран приняли Лондонскую поправку к Монреальскому протоколу, по которой ужесточены сроки, предусмотренные Монреальским протоколом, а в список запрещенных веществ добавлены галлоны, четыреххлористый углерод и метил-хлорофоры.

В 1997 году 80 стран одобрили Монреальскую поправку, предусматривающую создание глобальной системы лицензирования экспорта и импорта озоноразрушающих веществ.

В 1999 году принята Пекинская поправка, одобренная 34 странами, согласно которой введены меры регулирования поэтапного сокращения производства ГХФУ, а также ХФУ и галлонов для удовлетворения потребностей развивающихся стран.

Россия в 2004 году подписала Копенгагенскую, Монреальскую и Пекинскую поправки к Монреальскому протоколу 1987 года.

В ряде стран уже запрещено применение ГХФУ. Так, Швеция запретила применение ГХФУ в новом оборудовании с 1 января 1998 года и обслуживание серийного оборудования — с 1 января 2002 года, Дания — с 1 января соответственно 2000 и 2002 гг. В Италии с 31 декабря 1999 года законодательно запрещено производство, импорт и экспорт ГХФУ. США планируют отказаться от R22 и R123 с 2020 г.

В России действует ряд постановлений Правительства, в частности, постановление от 24 мая 1995 г. №526 "О первоочередных мерах по выполнению Венской конвенции об охране озонового слоя и Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой", содержащее программу перехода промышленности на производство и применение озонобезопасных веществ, построенную на общепринятых в мире принципах.

Постановлением Правительства РФ №563 "О регулировании ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ и содержащей их продукции" запрещается экспорт озоноразрушающих веществ (ОРВ) и содержащей их продукции в страны, не подписавшие Монреальский протокол.

Россия к моменту принятия Монреальского протокола находилась в числе крупнейших мировых производителей и потребителей озоноразрушающих веществ. Пик их производства в России пришелся на 1990 г. и составлял тогда 20% мирового уровня. Выполняя принятые на себя обязательства по международным соглашениям, Россия неуклонно снижала объем производства ХФУ. Так, в 1996 г. объем производства ХФУ составил 17122 тонн, при их производстве в 1990 г., равном 110140 тоннам. Согласно решению специальной Межведомственной комиссии по охране озонового слоя, в 1997 г. был разработан график поэтапного отказа от ХФУ: в 1998 г. — 4500 тонн, в 1999 г. — 2800 тонн. В декабре 2000 г. было полностью прекращено производство ХФУ на территории России (постановление №1000 Правительства РФ) для нужд предприятий отрасли (за исключением объектов Минобороны и МЧС).

Для анализа экологической целесообразности применения хладагентов используют следующие параметры: потенциал разрушения озона ODP (Ozone Depletion Potential); потенциал глобального потепления (парникового эффекта) GWP (Global Warming Potential) или HGWP (Halocarlon Global Warming Potential).

Потенциал разрушения озона ODP определяется наличием атомов хлора в молекуле хладагента и принят за единицу для R11 и R12. Для хладагентов группы ХФУ потенциал разрушения озона ODP>1, для ГХФУ ODP<0,1, а для ГФУ ODP=0.

Потенциал глобального потепления GWP принят за единицу для диоксида углерода (СО2) с временным горизонтом 100 лет, а потенциал HGWP подсчитывают относительно этого параметра для R11, также принятого за единицу.

В последнее время для анализа общего потенциала парникового эффекта, учитывающего и энергетические, и экологические факторы, все больше используют параметр, называемый суммарным эквивалентным тепловым воздействием TEWI (Total Equivalent Warming Impact). Методика расчета TEWI была разработана Международным институтом холода. Параметр TEWI для конкретного вещества представляет собой сумму непосредственного потенциала парникового эффекта в результате эмиссии этого вещества в атмосферу и косвенного потенциала, обусловленного эмиссией диоксида углерода в процессе производства электроэнергии, которая необходима для эксплуатации холодильных установок:

TEWI = GWP?M + (GWP?x)+ ??В,

где: GWP — потенциал глобального потепления; М — масса эмиссии хладагента в атмосферу кг; ? — коэффициент, характеризующий эмиссию диоксида углерода в атмосферу Земли при выработке 1 кВт?ч электроэнергии, кг/(кВт?ч); В — количество электроэнергии, потребленной за все время эксплуатации конкретной холодильной установки кВт?ч; х — потери хладагента при рециклировании, кг.

Согласно международным прогнозам, при существующих темпах роста парникового эффекта средняя температура атмосферы Земли к 2050 г. может увеличиться на 3–50К, что может привести к увеличению уровня Мирового океана на 20 см и вызвать тем самым необратимые экологические последствия.

Галоидопроизводные углеводороды имеют значительно больший, чем диоксид углерода, потенциал глобального потепления GWP. Однако количество попадающего в атмосферу диоксида углерода существенно превышает объемы утечек галоидопроизводных углеводородов из холодильных систем.

Наиболее весомый вклад в парниковый эффект среди газов вносит диоксид углерода, доля которого, согласно международным источникам информации, может достигать 81%.

На промышленных предприятиях мира ежегодно сжигается свыше 16?109 т условного топлива, что приводит к выбросу в атмосферу 30?109 т диоксида углерода (данные за 2000 г.).

Если эмиссию СО2 удастся стабилизировать на уровне 1994 г., то и тогда содержание диоксида углерода в атмосфере к 2100 г. может стать почти вдвое больше, чем перед началом эры промышленного развития (с 1750 г.).

Эмиссия диоксида углерода при производстве электроэнергии зависит от ряда факторов и, прежде всего, от вида используемого сырья. В частности, при использовании угля она составляет 1,12 кг/кВт?ч, газа — 0,57 кг/кВт?ч и ядерного топлива — 0.

По данным Центра тепловых насосов Международного энергетического агентства за 1992 г., при выработке 1 кВт?ч электроэнергии в Европе, выброс диоксида углерода составил в среднем 0,52 кг (а в ряде стран Европы вдвое больше среднего значения), в Северной Америке — 0,67 кг. Срок службы холодильного оборудования может достигать 15–20 лет, поэтому третье слагаемое, в общей оценке TEWI, отражающее косвенное воздействие, становится преобладающим в ряде холодильных систем (автомобильные кондиционеры, коммерческий холод).

В Норвегии, например, 99,6% всей электроэнергии производится на гидроэлектростанциях, поэтому выброс диоксида углерода составляет в среднем 0,005 кг на 1 кВт?ч. В то же время, в Дании 91% электроэнергии вырабатывают при сжигании угля, что создает эмиссию, равную 1,1 кг диоксида углерода на 1 кВт?ч энергии.

По прогнозу Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН, возможное суммарное тепловое воздействие ХФУ и их заменителей на климат Земли не превысит 10% значения полного радиационного форсинга. Понятие "радиационного форсинга" обозначает изменение плотности лучистого теплового потока на внешней границе тропосферы по сравнению с начальным значением (в доиндустриальную эпоху — до 1800 г.). По оценке итальянского отделения Гринписа, вклад в парниковый эффект только ГФУ составит в будущем более 13%.

Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро обнародовала Рамочную конвенцию по изменению климата. Конвенцию подписали более 160 государств, десятки государств уже ее ратифицировали. Норвегия, например, ввела налог на выбросы диоксида углерода с 1991 г. В обозримом будущем то же самое должны сделать страны, чьи парламенты ратифицировали Рамочную конвенцию.

Норвегия ввела налог на выбросы диоксида углерода с 1991 г. В обозримом будущем то же должны сделать страны, чьи парламенты ратифицировали Рамочную конвенцию.

По оценке зарубежных специалистов, уровень безопасной эмиссии диоксида углерода равен 1,1 т/год на душу населения. В настоящее время уровень выбросов диоксида углерода в Европе на душу населения составляет 7,3 т/год.

Положения Конвенции, принятые 11 декабря 1997 г. в г. Киото (Япония), еще более ограничивают выбросы парниковых газов, к которым относятся сервисные смеси на основе ГХФУ, ГФУ, а также однокомпонентные хладагенты группы ГФУ.

Следует отметить, что принятый Киотский протокол в рамках Конвенции Организации Объединенных Наций вступит в силу после ратификации его не менее 55 государствами членами Конвенции, доля эмиссии парниковых газов которых составляет не менее 55% по состоянию на 1990г.

К апрелю 2004 года Киотский протокол ратифицировали 84 страны мира, ответственные за 44,2% эмиссии парниковых газов (на долю России приходится 14,4% общей эмиссии парниковых газов). По состоянию на октябрь 2004 года, Киотский протокол ратифицировали 126 стран. Россия объявила о присоединении к Киотскому протоколу 6 декабря 2004 года. Президент России подписал федеральный закон "О ратификации Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата". Таким образом, благодаря России, Киотский протокол вступает в законную силу.

Согласно условиям этого протокола, промышленно-развитые страны должны в период с 2008 до 2012 гг. снизить свои выбросы СО2, создавшие парниковый эффект, по крайней мере, на 5,2% от уровня 1990 г.

Разрешено обмениваться квотами по снижению выбросов диоксида углерода между странами. В этом обмене стоимость 1 тонны СО2, оценивается от 10 до 100 долларов США.

В странах входящих в Евросоюз, с 2014 г. планируется ввести запрет на использование хладагентов в системах кондиционирования, у которых показатель GWP более 150.

Вместе с тем, США, на долю которых приходится треть загрязняющих атмосферу газов, повышающих парниковый эффект, пока отказываются ратифицировать Киотский протокол по экономическим соображениям — по их подсчетам, выполнение условий Протокола обойдется США в 300 млрд. долларов США. Такую же позицию занимают Австралия и КНР.

Бабакин Б.С., д.т.н., профессор, заведующий кафедрой "Холодильная техника" МГУПБ

О компании :: Отзывы :: Контакты
Кондиционеры сплит-системы екатеринбург. Кондиционеры цены екатеринбург. Установка кондиционеров екатеринбург. Монтаж кондиционеров екатеринбург. Отопление коттеджа екатеринбург. Водяной теплый пол екатеринбург. Вентиляция для бассейнов Екатеринбург.